September 13th, 2009

bad-to-the-bone

(no subject)

каток или площадка хоккейная, место незнакомое. питерский художник в ватнике и тетка какая–то грузная сложили горой завернутые в целофан подарки в углу, видимо рождество скоро, длинные свертки, торбы... взял себе маленькую коробочку, в карман сунул и с художником пошли на электричку. в ней народу много, но не селедочница. замечаю стайку девушек на скамье невдалеке, все рыжие–прерыжие, узнаю одну и ... то–ли сдвинулся немного в сторону, прячась, беря секундочку на – господи, теперь–то что?– то–ли толпа перемешалась – и пропала из виду. проход напрямую заполонен, протискиваюсь стороной, угадывая место. электричка тем временем остановилась, часть народа сошла и рыжие уже совсем рядом, достал коробочку из кармана, приготовившись, и замечаю, что рыжих теперь меньше, чем прежде. снимаю неудобный рюкзак и становлюсь на одно колено рядом с первой – иначе пространство не позволяет, они на меня смотрят и не удивляются, они знают меня и говорят, что ах, как жаль, она только что сошла, но может быт вы догоните, ей надо пересадку делать (называют станцию, не помню), там долго ждать, вы через две сойдите, глядишь и успеете. где подсказали схожу, трамвайные пути, остановки, в какую сторону? какая–то девушка машет рукой: туда вам. но уже понял: не догнать.
проснулся. была еще маленькая надежда заснуть снова и... но понял – не удастся.

небо чистое–пречистое, звезды яркие–преяркие, но редкие и созвездия незнакомые все. пока сообразил, что вижу звезды лишь вечерами, а небо само по себе и до меня и дела нет, сигаретка погасла

upd. ну, где ты, рыжая?!.